avangard-pressa.ru

Раздел Садово-парковое искусство Беларуси - Усадьба

В Европе во второй половине XVII – первой половины XVIII в. господствовал тип парка с регулярным симметрично-осевым членением плана, так называемый «французский сад», или «французская система Ленотра». Парки подобного типа известны в Белоруссии еще с начала XVIII в. Регулярный стиль господствовал в усадебном паркостроении вплоть до 80-х годов XVIII в. Его основой являлся барочный принцип взаимопроникновения архитектурных форм и паркового пространства. Композиция зеленых насаждений как бы продолжала внутреннее пространство дворца, его парадный интерьер. Деревья и кустарники обрабатывались шаровидно, кубовидно и пирамидально, превращаясь в правильные объемные элементы, равноценные архитектуре сооружений. Значительное влияние на распространение типа «французского» парка оказали дворцово-парковые ансамбли Версаля в Париже и Лазенок в Варшаве. Близким по характеру организации с ними был регулярный парк Чарторыйских в Волчине с центральным каскадом каналов, стрижеными шпалерами. «Малым Версалем» называли дворцово-парковый ансамбль в Деречине, а «Полесским Версалем» в Белостоке. Большой интерес представляет парк в Ружанах. Он имел радиально-кольцевую планировку аллей, берущих начало у дворца, перспективу которых по внешнему периметру замыкали отдельные павильоны.

Часто для создания паркового окружения, магнаты приглашали французских мастеров паркостроения. Для разбивки парка при дворце Тизенгауза в Гродно приглашен ботаник из Лиона Жан Эмануил Жильбер, а знаменитому французскому паркостроителю Ленотру приписывают создание парка в Бочейково. Основная же масса многочисленных приусадебных парков создавалась местными садовниками, о высоком мастерстве которых можно судить по таким крупным парковым ансамблям, как в Слониме (Лерак, середина XVIII в.) и Альбе (Л.Лутницкий, XVIII в.).

В белорусских усадьбах парки создавались менее значительного масштаба, чем на Западе и в России. Для них характерны относительно небольшие площади, более скромное декоративное убранство, интимность, несложные симметричные композиции. Одной из основных черт местных парков было то, что они формировались на фоне величественных природных панорам, которые открывались из специально предусмотренных видов точек дворцового окружения. Создание регулярных парков требовавших больших затрат как на строительство, так и на последующий уход, было доступно лишь состоятельным владельцам. В мелкопоместных усадьбах чаще преследовалась хозяйственная целесообразность и парки отличались простотой в эксплуатации.

В тех случаях, где местность имела пересеченный характер, создавались так называемые регулярные парки «итальянского» типа. Они организовывались на основе террасной композиции, появившейся в эпоху барокко. Такие планировочные приемы берут свое начало в Италии, где широко использовались в загородных виллах Рима в XVII- XVIII вв. В «итальянских» парках на основе регулярно-осевой системы предусматривалось оформление перепадов рельефа местности в виде террас, пандусов, гротов, лестниц. В большинстве случаев в таких парках рельеф обыгрывался 3-4 террасами. У их основания, как правило, устраивался водоем. Однако в основном равнинный характер рельефа Белоруссии предопределил ограниченное распространение террасных садов. Парки в виде обсаженных деревьями террас, спускающихся к водоему, были разбиты в Альбе, Витебске, Кореличах, Прилуках, Дворе-Низголово, Ружанах, Меречовщине, Семково, Свислочи. Принципы организации «французского» и «итальянского» парков в белорусских усадьбах в чистом виде использовались редко. Чаще сады и парки представляли собой комбинированный вариант, сочетающий элементы как террасной, так и симметрично-осевой организации парковой среды, как это осуществлено в усадьбах Бельмонты, Бочейково, Деречин, Ивье, Понемонь.

В конце XVIII в. в организации парков и садов наблюдается постепенное разрушение регулярных композиций и создание пейзажных посадок рядом с существующими (парки в Бешенковичах, Скиделе, Кистенях). Появляется значительное количество парков смешанного регулярно-пейзажного типа планировки. Так, в усадьбе Полонечка рядом с центральным «английским» парком был разбит парк «на французский манер».

Регулярное паркостроение.

Со второй половины XVII в. в белорусских имениях плодовый сад, огороды, а иногда и прилегающий участок леса стали приобретать парковый характер. В приусадебных парках появляется декоративная скульптура и архитектура малых форм. В садово-парковом искусстве в Беларуси получили распространение регулярные парки эпохи барокко и французского классицизма. Барокко был первым стилем, доведшим увлечение садами до фантастических размеров. Такие парки должны были удивлять, поражать. Парки французского классицизма отличались парадностью, грандиозностью. Здесь устраивались пышные празднества, торжественные приемы. Сад мыслился как продолжение дворца, а дворец непременно являлся центром сада.

Регулярные парки, заложенные на ровной местности.

Сохранились парки при небольших имениях, заложенные в основном в последней трети XVIII в., в период угасания барокко в архитектуре Беларуси. Большинство из них построено в стиле барокко в виде одной композиционной оси; некоторые несут черты французской системы Ленотра; многие являются местным вариантом мелкоусадебных парков рядовых имений. Все они заложены на ровных участках с использованием в отдельных случаях (на естественном рельефе) элементов террасирования. Преимущественно эти парки имеют форму вытянутого прямоугольника и симметрично-осевые построение. Прогулочные маршруты в них проходили по линейным насаждениям в виде двухрядных, реже однорядных липовых аллей. Ширина аллей – о т 3 до 6 м. Посадка деревьев в ряду густая – через 0,5 – 1 м. Усадебно-парковые ансамбли западной части Беларуси заметно отличаются удлиненной осью, по которой располагались въездная аллея, парадный двор, дворец или усадебный дом (доминирующие композиции) и парк. Ось обычно замыкалась водоемом. Акцентом дальней перспективы являлись беседки, часовни. В восточной Беларуси сохранившиеся объекты представлены регулярной планировкой с боскетами, симметрично расположенными вдоль оси. Использование принципа симметрично-осевого построения в небольших усадьбах Беларуси продолжалось долго, включая первую четверть XIX в. (Перковичи). Регулярный парк при Любчанском замке сложился в середине XIX в. Один из самых поздних парков при офицерских казармах войсковой части в Березе был сформирован в 1860-1870 гг.

Регулярные террасные парки.

Прием террасирования берет начало в Италии в эпоху Ренессанса. Сведения о таких парках в Беларуси почти нет. Есть только упоминание об итальянском саде на террасах в Воложине (XVII в.). Старейшим из числа известных террасных парков XVIII в. (30-е годы) следует считать итальянский сад Кореличской усадьбы на трех террасах, где выращивались плодовые деревья и кустарники, имелись лабиринты, оранжерея. В Беларуси в это время строительство регулярных террасных парков велось одновременно с парками на равнинной местности. Террасирование, как способ обработки рельефа, обеспечивающий раскрытие композиции, использовалось до конца XIX в. Чаще всего на нескольких уровнях оформлялись в виде нешироких полос речные террасы разной степени крутизны. У гребня верхней террасы обычно находился дворец или усадебный дом (Витебск, Прилуки, Леонполь, Германовичи). Проводилось террасирование склонов моренных холмов средней крутизны, на платообразных вершинах которых формировалась парадная часть парка (Комарово, Коссово, Пятевщина). За нижней террасой, в понижении, чаще всего сооружались искусственные водоемы. В виде узких террас с лестницами или уступом оформлялись спуски к водоемам (Опса) или в низкие участки парков (Бельмонт).

В западной части Беларуси имеется ряд парков (Норица, Березинское, Ольшево, Свислочь, Осташин, Руткевичи, Аннополь), где террасирование решено системой 3-4 террас на спокойном рельефе. Оно выступает здесь как определяющий паркообразующий элемент этих парков – 1- 2 боскета на террасе. Некоторые имеют симметрично-осевое построение, характерное для регулярных французских парков (Ольшево, Норица, Руткевичи). Центральная аллея или просто тропинка, пересекающая террасы поперек, соединяла между собой зеленые кабинеты. Террасы белорусских парков плоские, откосы решены в виде плавных линий и использованы под газоны.

Террасирование парков в Беларуси, судя по сохранившимся фрагментам объектов, проводилось и в эпоху пейзажного паркостроения (Коссово, Германовичи, Сарья, Полонечка). Один из наиболее крупных террасных парков – Коссовский был заложен примерно в середине XIX в. Его создание рассматривается как возврат к итальянскому барокко. В северо-восточной части усадьбы, на р.Коссовке, стоял домик, где в 1746 г. в семье арендатора родился Тадеуш Костюшко, политический и военный деятель Речи Посполитой, руководитель национально-освободительного восстания 1794 г. в Польше, Беларуси и Литве. Во второй половине XIX в. и начале XX столетия террасирование наблюдалось, хотя и не часто, в мелкоусадебных (Нарочь) и в графских имениях (Опса).

Регулярные парки периода эклектики.

Во второй половине XIX – начале ХХ в. в Беларуси, особенно в небольших усадьбах, еще продолжало развиваться регулярное паркостроение. Регулярные парки строились обычно по типу декоративных садов, представляя собой один или несколько прямоугольников, образуемых сетью взаимопересекающихся декоративных аллей. С конца XIX в. во многих усадьбах начали создаваться усложненные композиции. Нередко регулярность дополнялась пейзажными приемами планировки. Как обычно, парки занимали территорию в несколько гектаров у усадебных домов. Содержание их не было связано с большими трудностями и затратами. Подобно сельским декоративным садам в Германии и русским садам XVII в. в них выращивались плодовые деревья, плодово-ягодные кустарники, овощные и цветочные растения. Особенности подобных парков переданы Э.Ожешко, много странствующий по деревням и усадьбам Беларуси: «В большом саду, который был и огородом , и лугом, и пасекой, стояла у дома только узкая скамейка … В траве, перед самыми окнами выстроились шеренгой мальвы, а несколько правее, над розовыми маками и голубыми ульями, жужжали пчелы» (Ожешко, 1985, с.90).

Однако не смотря на общность функционального назначения, парки этого периода очень индивидуальны.

Пейзажные парки переходного периода.

Предвестниками наступающего пейзажного стиля стали новые элементы в регулярных парках – маскировка оград, окружение парков рощами, садами, зверинцами, появление извилистых дорог, тропинок и др. В Беларуси переоформление старых регулярных парков, согласно канонам нового направления в парковом искусстве интенсивно велось в последней четверти XVIII в. Пути преобразования были разные. В одних случаях (Двор Городище, Старая Белица, Рогинь) новая планировка, накладываясь на прежнюю, почти растворяла ее; в других она сочеталась или частично перекрывалась регулярной композицией (Двор Низголово, Дукора, Вирейки, Субочи).

Пейзажные парки переходного периода несли много общих черт с парками регулярными: парк в Зеленевичах (Пружанский район) и Перковичский парк (Дрогиченский район). Группа переходных парков на Беларуси немногочисленна.

Пейзажные парки периода романтизма.

Искусство пейзажного паркостроения достигло своего высшего расцвета в эпоху романтизма, в конце XVIII – первой половине XIX в. Одними из первых, сохранившихся по настоящее время, являются парки в Щорсах (Новогрудский) и Святские (Гродненский район). Они были заложены в 80-е годы XVIII в. при дворцах, в архитектуре которых сочетались черты барокко и классицизма. Формируется пейзажный парк с большим водоемом вокруг Ворнянского дворца. В конце XVIII в. был заложен английский парк при обновленном Дятловском дворце, построенном в 1751 г. Дворцы и усадебные дома («домики с колоннами»), отражая характерные черты классицизма, вырастили повсюду, в больших и малых помещичьих усадьбах (Голынка, Гурновщина, Зубки, Воронча и др.). Они отличались свободой, ясностью и логичностью композиционного замысла. В ансамблях четко выделялись главный корпус с 4-6- или 8-колонным портиком и симметрично расположенные флигеля, образующие парадный двор усадьбы. По отношению к нему формировались парковые композиции.

В отличие от регулярного парка, предназначенного для забав, веселых и беззаботных развлечений, пейзажный парк предполагал одинокое, несколько сентиментальное созерцание природы. Все его элементы (архитектурные сооружения, руины, символические памятники, растения) были настроены на личный, интимный контакт с человеком. Этому служили и длинные извилистые дорожки и тропинки среди рукотворных и естественных парковых пейзажей, рощ и древесных массивов, вдоль прудов и водотоков. Посетитель находил приют на островах среди водной глади или мог мысленно уноситься в отдаленную обозреваемую перспективу, находясь в беседке на территории реки или на вершине холма. Наиболее уединенными местами в пейзажных парках являлись острова, преимущественно на небольших искусственных водоемах. Они, как и некоторые другие романтические элементы парков (въездные брамы, беседки, башни), сохранились и настоящего времени (Старые Пески, Ворняны). В некоторых парках имеются руины средневековых замков (Логлйск, Барбаров, Высокое, Славгород), овеянных легендами и преданиями. Идеализация эпохи средневековья выражалась путем включения в парковые ландшафты зданий кузниц (Высокое), контилен (Щорсы, Лынтупы), мельниц (в усадьбе Горки около д. Новодворцы Слуцкого района имелось даже две мельницы). Мотивы сельской жизни – хутора, фольварки, деревни, фермы, луга и пастбища со стадами коров и табунами лошадей были объектами дольних перспектив. В парках особо почитались памятники, эпитафии на камнях, памятные валуны (Старая Белица, Видзы Ловчинские, Турлы Островецкого района).

Пейзажные натуралистические парки.

Основой формирования пейзажных натуралистических парков служили природные компоненты, а отличительной их чертой являлось использование большого количества иноземных древесных и кустарниковых растений. Богатейший исходный материал разных систематических групп и форм растений определял решение отдельных парковых пейзажей или их фрагментов. Внимание к дендрологическому составу насаждений, ботанические увлечения, коллекционирование являлись показателем хорошего тона, следствием высокого биологического образования. В конце XIX – начале XX в. некоторые парки приобрели характер коллекционных садов. В небольшом парке Борисовщина (Хойникский район) имелось более 300 видов и садовых форм древесных растений.

Новые виды привлекались из естественной флоры и центров интродукции. Одновременно в парках получали распространение сорта отечественной и зарубежной селекции, спонтанные гибриды, многочисленные клоны растений. Процесс интродукции сопровождался постоянным отбором особей, наиболее приспособленных к местным условиям произрастания. В этом заключалось большое практическое значение усадебных парков – ценных первичных очагов интродукции. Особый интерес представляли садовые формы, возникающие преимущественно в условиях изоляции в питомниках, садах и парках. Экзотические новинки становились принадлежностью многих парков. В Беларуси получили распространение деревья с пирамидальной (тополь черный итальянский, дуб черешчатый пирамидальный, туя западная пирамидальная), шаровидной (клен остролистный шаровидный, ива ломкая шаровидная) и плакучей формой кроны (ясень обыкновенный плакучий, береза плакучая Юнге, ильм голый Кампердовна, ива золотистопобеговая). Большое место в качестве акцентирующих растений в группах или солитерных посадках заняли разновидности с красноватой, пурпурной листвой или побегами (бук лесной пурпурнолистный, клен остролистный Шведлера, явор пурпурнолистный, роза сизая, ива белая бритценская) и др. В солитерах использоваись растения с рассеченными или причудливо измененными листовыми пластинками (липа крупнолистная рассеченнолистная и виноградолистная, дуб черешчатый гребенчатый и др. Возрастает значение красивоцветущих кустарников.

В парках этого периода по-прежнему сооружаются водоемы с островами, получает дальнейшее развитие строительство каплиц, небольших фамильных мавзолеев или захоронений. Аллеи, служащие дорогами, принимают, как правило, характер окружных или кольцевых. Они становятся более широкими и редкостойными. Но в связи с обилием растений парки теряют прежнюю композиционную утонченность, лирические мотивы, философское и поэтическое освещение. В них заметно проявляется утилитарность, в ущерб парковым композициям возрастает значение хозяйственных сооружений.

Пейзажные парки периода эклектики.

Развитие капиталистических отношений определило особенности архитектуры и садово-паркового искусства Белоруссии во второй половине XIX – начале XX в. В это время строились новые типы зданий, вокзалы, медицинские и учебные заведения, многоквартирные жилые дома, вызванные капиталистическими условиями развития. Строительство городских и загородных дворцов заметно сократилось (Чантурия, 1977). Упадок архитектурной школы эпохи классицизма, наступивший в Белоруссии в 40-е годы XIX в., способствовал становлению эклектического направления в зодчестве, сочетающего мотивы и формы разных стилей. Композиционным парком становятся усадебные дома сложной, объемной композиции. Чаще всего здания были асимметричными. Дом усадьбы Марьина Горка (Пуховичский р-н) представлен тремя постепенно повышающимися объемами с декоративными башенками. Усадебный дом в Тарново (Лидский р-н) имеет живописную ступенчатую форму фасадов. В оформлении домов, а также хозяйственных сооружений усадьбы используются разные стилевые элементы. Многие дома строились в стиле модерн с необычно сложной конфигурацией и с подчеркнуто индивидуализированным обликом (Межево, Лебедка Ивановская, Пружаны, Лужесно). В пейзажных парках этого периода широко использовались элементы регулярной планировки, топиарное искусство, применялось большое количество интродуцированных растений. В некоторых усадебных парках наблюдался возврат к романтическим мотивам. Возросло их утилитарное назначение.